Наше кино — сплошной мульт. В Суздале — 21-й фестиваль анимации.

Наше кино — сплошной мульт. В Суздале — 21-й фестиваль анимации.

Наше кино — сплошной мульт. В Суздале — 21-й фестиваль анимации.

Яркое событие культурной жизни. В Суздале стартовал 21-й российский фестиваль анимационного кино.
АЛЕКСАНДР ГЕРАСИМОВ, ДИРЕКТОР 21-ОГО ОТКРЫТОГО РОССИЙСКОГО ФЕСТИВАЛЯ АНИМАЦИОННОГО КИНО: «Мы идём на рекорд, потому что страна идёт на рекорд. Несмотря на кризис, производство анимации идёт, и даже, может быть, увеличивается. В этом году у нас 267 фильмов было подано, в конкурсной программе будут 97 картин, еще 55 — во внеконкурсной, и есть еще рекорды по программам — жанрам анимации».

Сегодня единственным успешным окупаемым жанром российского кинематографа стала анимация — «мультики». Однако, общество грустит по отечественному игровому кино или как говорят в народе — художественным фильмам.

ЯтакДУМАЮ о том, что же происходит в нашем, современном отечественном кино.

Широко отмеченный федеральными каналами юбилей культового фильма советской эпохи – «Офицеры» ещё раз нажал на больную мозоль нашего кинозрителя. Мы годами пересматриваем бесконечные приключения Шурика и Ивана Васильевича, а Новый год встречаем в одной и той же московской бане и ленинградской квартире из Иронии судьбы. Найдётся ли среди российских фильмов последних десятилетий хоть один, который захочется пересмотреть 45 лет спустя?

Вот был фильм «Доживём до понедельника» — вот такие фильмы нужно делать», — уверен Владимир Жириновский.
«Последние 20 лет мы пытаемся угнаться за Голливудом – рано или поздно мы достигнем этого уровня.
Уже есть отдельные картины, вполне по качеству сходные с голливудскими. Но тем не менее мы потеряли ту форму. Я, например, из российских картин практически ничего не могу смотреть. А с другой стороны я просто обожаю советский кинематограф. И некоторые фильмы пересматриваются по несколько раз и они мне никогда не надоедят, чего я не могу сказать о сегодняшних фильмах», — признаётся иллюзионист Илья Сафронов.

Современные режиссёры, так и не перепрыгнув планку советского кино, пытаются хотя бы заработать на его славе. В результате мы видим череду ремейков. Но относительно удачным получилось лишь продолжение всё той же «Иронии судьбы». Новый «Служебный роман» и «Джентльмены удачи» еле-еле отбили вложенное. А попытка переснять «Кавказскую пленницу» и вовсе провалилась. Тем не менее, в этом году нам предстоит увидеть и оценить новый «Экипаж», своей очереди ждут «Иван Васильевич меняет профессию» и «Человек-амфибия».

«Если получается отстой, то и современное поколение не проникнется, а старшее поколение скажет – что вы сделали, вы с ума сошли! Большая редкость, когда это удаётся. Я так думаю, что лучше не надо рисковать», — считает известная фигуристка Анастасия Гребёнкина.

Но если нет оригинальных идей, приходится рисковать с ремейками. Ведь за прошедшие 20 лет российские кинозрители настолько переели «чернухи», что у многих это надолго отбило желание вообще смотреть что-то российское.

«Я предпринимал попытки смотреть российские фильмы, которые выходят на большом экране, но уже несколько лет не делаю этого, потому что мне надоело постоянно разочаровываться. Увы, но в России кино снимают для того, чтобы освоить деньги. Кино не делается для того, чтобы продать. Оно делается для того, чтобы потратить деньги, которые на него выделены – в том числе и государством», — уверен блогер и публицист Максим Кононенко.

Жанр «чернухи» возник не просто так, а в ответ на запрос неких профессиональных групп, например критиков, и особенно отборщиков фильмов для западных фестивалей. «Двери ада» распахнулись, возможно, тогда, когда ещё советский режиссёр Виталий Каневский в 1990 году получил «Золотую камеру» Каннского кинофестиваля за фильм «Замри, умри, воскресни», а спустя два года вновь стал его призёром за фильм «Самостоятельная жизнь». Фильм показывал жизнь российской глубинки настолько в мрачных и гнетущих тонах, что его просто не решились пустить в прокат в России. Как выразился кинокритик Валерий Кичин: «Страна была показана как скопище человекообразных, развлекающихся мочеиспусканием и совокуплением».

Кадры из фильма «Самостоятельная жизнь»

Но оказалось, именно такая картинка из России востребована и хорошо продаётся на Западе. Поэтому весь отечественный артхаус быстро переориентировался под ожидания западных фестивалей. А мы все оказались лишь необходимыми декорациями, призванными напугать утончённого западного зрителя своей дикостью. Показательна история фильма Андрея Кончаловского «Дом дураков» 2002 года о событиях Чеченской войны. Там Россия показана сумасшедшим домом в гуще кровавых событий. Режиссёр планировал устроить премьеру прямо в Кремлёвском дворце. Можно представить, насколько эффектно смотрелась бы афиша: «Кремль. Дом дураков». Первые полосы западных изданий были бы обеспечены. Но не сложилось. Видимо, иногда деньги и связи решают не всё, а кто-то успевает подумать и принять здравое решение.

Главный парадокс в том, что никому из режиссёров их «чернушные» фильмы о России ни особой славы, ни денег не принесли. Ну разве что несколько сиюминутных интервью на вечную тему: «как страшно жить в России». Тот же Виталий Каневский после своего двукратного успеха в Каннах и вовсе перестал снимать кино – пара документальных, никем незамеченных, фильмов не в счёт.

А тем временем, в России зритель соскучился по настоящим героям. И наконец, они стали проявляться. Успех «Легенда №17», «Сталинград», «Призрак» говорит о том, что положительные герои и нравственные ориентиры вполне себе востребованы.
Но эти фильмы вряд ли были бы сняты, если бы не государство, а конкретно – Фонд кино. Вот и в этом году Фонд объявил, что выделит на поддержку российского кино 1.8 млрд. рублей. Уже определены восемь кинокомпаний – лидеров, чья работа за минувшие годы была более-менее успешной. Но это «капля в море», и возможно, не самый верный путь развития отечественного кинематографа.

«Я считаю, что надо прекратить государственное финансирование кино. Кино должно быть самоокупаемо, как любой бизнес. У нас же нет государственного финансирования кафе, ресторанов. Кино – это развлечение, поэтому финансировать развлечение должны те, кто эти развлечения создаёт», — уверен известный продюсер Александр Толмацкий.

Противники госфинансирования любят ссылаться на Голливуд, где бал правят рынок и касса. Но вообще-то сравнение явно притянуто за уши: американская кинопродукция автоматом попадает на рынок практически любой страны мира, что делает окупаемость любого фильма делом времени. А у нас, по данным того же Фонда кино, 40% потенциальных зрителей вообще не имеют поблизости приличного современного кинотеатра.

«Нужно, чтобы были кинотеатры во всех жилых массивах. На каждые 100 тысяч жителей должны быть один-два кинотеатра. Это должно быть место, где проводят свой досуг жители данного массива – такой культурно-оздоровительный центр. Поругался с женой – пошёл в кино. Жена поругалась с мужем – пошла в кино. Вернулись – всё успокоилось. Нужны десятки киностудий и больше фильмов – детских, образовательных», — уверен Владимир Жириновский.

А раз нет зрителей, говорить об окупаемости сложно. И в условиях «свободного» рынка нам гарантированы лишь такие «шедевры», как «Самый лучший фильм», «Ржевский против Наполеона» и прочий «трэш».

«Из-за этих так называемых реформ у нас упало не только промышленное производство, но и снизилось производство кинофильмов. Мы помним огромное количество прекрасных советских фильмов. Когда государство устраняется из важной сферы экономики, там неизбежно происходят вот такие печальные вещи», — считает историк Николай Стариков.

И вообще, не нужно иллюзий насчёт того, что кино – это чистое развлечение. Это в первую очередь очень эффективный инструмент воздействия на массовое сознание. И голливудская продукция это только подтверждает. Неслучайно же там с завидной регулярностью выходят фильмы о доблестных американских парнях, спасающих мир от очередного ужасного злодея. И далеко не все из этих фильмов становятся блокбастерами. Но сниматься они будут всегда, потому что такова идеология государства. Все замечательные советские фильмы, которые мы помним и любим, появились, благодаря тому, что в СССР поддержка киноиндустрии была одной из важнейших государственных задач.

«Сейчас мы видим, что государство возвращается в сферу кино, и появляется большое количество хороших фильмов. И надо просто больше внимания этому уделять и не ждать, что рынок всё рассудит. Рынок ничего не рассудит, потому что вернуть деньги, затраченные на кинофильм, очень сложно. И нам сложно конкурировать с огромной системой Голливуда, которая сложилась на протяжении многих десятилетий. Поэтому увеличение роли государства в кинематографической сфере приведёт к появлению тех фильмов, которые мы все давно ждём», — уверен Николай Стариков.

Полные видео интервью

Материал подготовлен редакцией проекта ЯтакДУМАЮ

При частичном или полном использовании текстового, видео или аудиоматериала сайта ссылка на yatakdumayu.ru обязательна

Перейти к обсуждению

Добавить комментарий