«Рай» не допустили на Олимп. Фильм Андря Кончаловского не вошел в шорт-лист Оскара

«Рай» не допустили на Олимп. Фильм Андря Кончаловского не вошел в шорт-лист Оскара

«Рай» не допустили на Олимп. Фильм Андря Кончаловского не вошел в шорт-лист Оскара

Российских картин не будет в числе номинантов главной премии Американской киноакадемии за лучший иностранный фильм. На отборном этапе «Рай» Андрона Кончаловского был вычеркнут из шорт-листа вместе с четырьмя другими претендентами.

На этот удар по самолюбию любого творца сам маэстро Кончаловский отреагировал довольно вяло, заметив, что, мол, и слава Богу, что вычеркнули. Значение премии «Оскар» режиссер назвал сильно преувеличенным, а Голливуд – не центром Вселенной. И тут же, словно упреждая язвительные комментарии в свой адрес по поводу «а не зелен ли виноград?», назвал главной премии своей жизни «Белый слон» от российских кинокритиков. Кроме того, именно за «Рай» он уже получил «Серебряного льва» за режиссуру.

Безусловно, престиж премии «Оскар» не оспаривается нигде в мире, поэтому к равнодушию Кончаловского к тому, что американские киноакадемики его обошли, можно отнестись и с недоверием. С другой стороны, список наград и регалий у режиссера с известной фамилии достаточно длинен для того, чтобы он мог позволить себе воспринять происходящее как легкий булавочный укол. Сын режиссера, сценарист и продюсер Егор Кончаловский, специально для так yatakdumayu.ru так сформулировал свое отношение к успеху в профессии:

«Понятие успеха — вещь относительная и каждый воспринимает это по-разному. Для меня успех — это возможность делать то, что ты хочешь и не иметь над собой начальников. И состояние, в котором никто не может спросить тебя, где ты был в 10 утра, почему ты не пришел на работу? При том, что кинематографически у меня были очень большие неудачи, и это мои лучшие картины, и они не были в российском прокате. Успех — такая вещь, для каждого человека она своя. Если говорить о кино, то, мне кажется, что это довольно жестокая уверенность, в том смысле, что легко себе представить сколько каждый год выходит так называемых «режиссеров», кинематографистов. Вузы выплевывают людей, которые должны найти себе работу. Трудно найти себе работу, а еще труднее заниматься тем, что тебе близко, что ты поистине любишь, и что ты хочешь сказать — и чтобы за это еще платили миллионы долларов. Актерская судьба очень непростая, немногие становятся звездами. Поэтому рецепта, я убежден, что нет. Надо очень любить то, что ты делаешь, нужно иметь четко поставленные цели между собой, идти к этим целям, отбрасывая все ненужное, все второстепенное, что приклеивается по дороге. Снять блокбастер за большие деньги – это тоже цель, и, на мой взгляд вполне достойная уважения. Но кино снимать трудно и мне кажется, что без самозабвенной любви к тому, что ты делаешь, обойтись очень трудно».

Полное видеоинтервью Егора Кончаловского:

Фильм «Рай» — это кинорассказ о людях, судьбы которых странно пересеклись во время Второй мировой войны. Русскую эмигрантку, участницу Сопротивления, француза-предателя Жюля и высокопоставленную «шишку» из СС Хельмунта затягивает в воронку сложных и рискованных взаимоотношений. Самоотверженность, страсть, воспоминания о юности, необходимость выбрать между чувством и долгом – все эти рифы самых разнообразных чувств и страстей причудливо переплетаются на экране, оставляя после просмотра сложное ощущение того, что образы прошлого еще не договорили с нами не досказали что-то свое и очень личное.

Уже не секрет, что тема Холокоста, которую затрагивает фильм Кончаловского, вызывает в Европе стеснительное недоумение. Ее хотят если не забыть, то уже замолчать – точно, слишком большой стыд вызывает она у тех, на чьей земле были размещены лагеря смерти. Не исключено, что и это отношение могло повлиять на мнение кинокритиков. Ведь вручение премии за фильм с такой тематикой неизбежно вызвал бы громкое обсуждение событий, о которых так хочется забыть, особенно на фоне всего происходящего в Европе сегодня.

«Есть, конечно, несколько возможных сценариев, просто все они, к сожалению, не внушают оптимизма, — замечает Егор Кончаловский. — То есть, с одной стороны может возникнуть огромная волна национализма, граничащая с фашизмом и расизмом, начнут «Бей черных!» или «Бей не белых!», неважно. Это очень плохой вариант.
Настолько же плох вариант, если старушка Европа начнет и она уже начала давным-давно, исчезать как понятие, которое мы веками вкладывали в это слово — Европа, европейские ценности и т.д. Это очень большой шанс, что это произойдет, потому что европейское общество, будь оно католическое или протестантское, потеряло веру в Бога, а мусульмане верят, голландцы, или там Брейвик может миллион раз жаловаться, что мечети скоро затмят небо и не останется место для христианских храмов — так мусульмане ходят в эти храмы, они востребованы. Вот другой вопрос почему это происходит, почему происходит мусульманизация Европы или «оцветнение» Европы в этом смысле. Нельзя быть самым умным всё время, это естественный результат колониальной политики еще позапрошлого, 19 века»

Полное видеонтервью Егора Кончаловского:

Материал подготовлен редакцией проекта ЯтакДУМАЮ
При частичном или полном использовании текстового, видео или аудиоматериала сайта, ссылка на yatakdumayu.ru обязательна

Перейти к обсуждению

Добавить комментарий