Культура хамства. В Санкт-Петербурге сотрудники налоговой службы забыли о кодексе этики

Культура хамства. В Санкт-Петербурге сотрудники налоговой службы забыли о кодексе этики

Культура хамства. В Санкт-Петербурге сотрудники налоговой службы забыли о кодексе этики

Культурная столица снова отличилась. На сей раз тревожный сигнал поступил от разгневанных налогоплательщиков города, сообщающих о фактах грубейшего нарушения Кодекса этики и служебного поведения государственных гражданских служащих Федеральной налоговой службы.

Кто-то возомнил себя всемогущим или налицо банальное незнание законов и пределов должностных полномочий? Мы разобрались в ситуации. Докладываем.

Компания «Восток» состоит на налоговом учете в Межрайонной инспекции ФНС России № 7 по Санкт-Петербургу (г. Санкт-Петербург, наб. канала Грибоедова, д. 133). Как говорится, ни в чем противоправном не замечена, в установленном порядке ведет бухгалтерский и налоговый учет, своевременно сдает отчетность и уплачивает налоги. Фактов правонарушений, либо документально подтвержденных нарушений налогового законодательства за весь период деятельности не имеется. Это одна сторона.

Старший государственный налоговый инспектор отдела камеральных проверок № 2 МИФНС России № 7 по Санкт-Петербургу Антон Погинец является сотрудником инспекции, который проводит камеральную проверку представленных деклараций. Это вторая сторона.

Еще в июле этого года фирмой «Восток» представлена декларация, камеральная проверка по которой продолжалась три месяца. И за период камеральной проверки Антоном Погинцом проводились мероприятия налогового контроля, такие как допрос свидетеля (на основании статьи 90 Налогового кодекса РФ), при этом в ведомство вызывались руководитель и учредитель, а также вызовы для дачи пояснений (на основании подпункта 4 пункта 1 статьи 31 Налогового кодекса РФ), на котором присутствовали представители организации.

Таким образом, налоговым органом получена необходимая информация о бизнес-модели и о результатах финансово-хозяйственной деятельности компании при вызове ключевых лиц компаний на «беседу». Почему закавычили безобидное на первый взгляд слово? Потому что в рамках «беседы» обычно и вскрываются факты недопустимого поведения некомпетентных сотрудников. К примеру, при личном визите налоговый инспектор сообщал о необходимости представить уточненную декларацию, а по факту, необоснованно внести изменения в налоговый учет, которые приведут к увеличенной сумме налога, подлежащего уплате в бюджет. Также предупредил, что в случае отказа компании «подать уточненку», фирма будет получать много требований… Цитируем аудиозапись (имеется в редакции): «сейчас вы либо платите сами, либо мы выносим акт сразу и со штрафом 40%. Либо вы нам говорите: «Мы платим деньги в бюджет». Либо вы говорите: «Нет, мы не платим». И тогда мы выносим акт. Вот мы о чем говорим. Это последнее предупреждение, я вам об это говорю. Если вы сомневаетесь в том, о чем мы вам рассказали, напишите 11-ый раз и тогда вы получите акт».

По сути, после пары таких «бесед» началась атака требованиями. Если компания отказывалась уточнить декларацию, налоговая готовила «ответный удар», направляя многочисленные требования. Компанию просили предоставить документы как вне налоговых проверок, так и в рамках «камералок» и «встречек» с контрагентами. Более того, запросы дублировались. Предмет и цель вызовов, а также требований о представлении документов неоднократно повторялись.

Но и не только это. Антон Погинец, в своих поручениях на истребование информации у контрагентов, с которыми сотрудничает компания, вероятно забывает, что к разглашению налоговой тайны относится, в частности, использование или передача другому лицу информации, составляющей коммерческую тайну налогоплательщика, полученную им ранее в рамках проведения проверок.

Дальше – больше, стали поступать уведомления о вызове «на рабочее совещание» в ИФНС.

В чем суть? Да в том, что В Налоговом кодексе нет такого мероприятия, как «рабочее совещание» и участие налогоплательщиков во внутренних совещаниях – это чистая «отсебятина» ФНС с целью запугать, что-то выяснить, предложить добровольно доплатить в бюджет и так далее. Типичный рычаг давления на бизнес — угроза включить в план выездных проверок.

Антон Погинец направляет очередное уведомление о вызове всё также «для участия в рабочем совещании» только уже в Управление ФНС по Санкт-Петербургу (г. Санкт-Петербург, наб. р. Фонтанки, дом 76) на дату 19.11.2021г. в кабинет 224.

Проводимое мероприятие, судя по его содержанию, совещанием сложно назвать, при этом в нем приняли участие со стороны Управления ФНС по Санкт-Петербургу: Елена Пискарева в качестве председательствующего и Анна Стругова, также со стороны МИФНС № 7 по Санкт-Петербургу: Юлия Аблажей, Георгий Ларин и Антон Погинец. Сотрудниками озвучено, что если компания не вступает с ними «в диалог», то они продолжают работать. Елена Пискарева, в свою очередь, предоставила налогоплательщику «последний шанс».

Необходимо отметить, что камеральная проверка налоговой декларации к дате 19.11.2021г. завершена, к этой же дате завершены и процессуальные сроки подготовки и вручения акта, предусмотренные ст. 100 НК РФ. Несмотря на это обстоятельство, Антон Погинец уверенно обещает вручить акт «в январе» пояснив, что «Управление просит до 10 числа (декабря) прислать проект акта на согласование».

Стоит отметить, что эти сроки «в январе», «до 10 числа» … уже не регламентируются законом. И даже ему противоречат, так как о проектах актах и их согласованиях за пределами установленного срока вручения в законе ничего не сказано. По закону акт составляется лицом, проводящим проверку, а не комиссией или всем отделом, проводившим совещание. Налогоплательщику не ведомо что процедурно сейчас происходит, несмотря на то, что деятельность налоговых органов строго регламентирована. Более того, 10 декабря 2021 года в разговоре с представителем организации на вопрос о дальнейшем движении «проекта акта» Юлия Аблажей ответила: «Как пойдет» (аудиозапись имеется).

Что же касается протоколов рабочих совещаний в ИФНС, то, разумеется, ничего рабочего в них нет. Таким образом, в отсутствие доказательств, должностные лица неофициально пытаются убедить налогоплательщика доплатить суммы налогов добровольно и внести корректировки в декларации.

Отвечать или нет на протокол рабочего совещания письменно — решать налогоплательщику, так как сама по себе данная процедура неофициальная, ничем не предусмотрена и последствий не имеет.

А как же принцип недопустимости избыточного или неограниченного по продолжительности применения мер налогового контроля?

При вопросе начальнику отдела Аблажей Юлии чем регламентируется это «рабочее совещание», ответ был таков, что это внутренний документ для служебного пользования, который является ведомственным и для налогоплательщиков он не предназначен.

Но в таком случае, у налогоплательщика нет понимания чем регламентируется процесс, сроки и порядок проведения совещаний, кем и в какие сроки выдается протокол, а также порядок обжалования, права и обязанности участников данных налоговых правоотношений.  

Аблажей Юлия ответила, что количество совещаний по одному и тому же вопросу не ограничено… Получается, что подобные «рабочие совещания» могут повторяться сколь угодно часто, пока одна из сторон не устанет участвовать в этом процессе…

Если налоговый орган при проведении камеральной налоговой проверки не выявил ошибок и иных противоречий в представленной налоговой декларации, он не может требовать у налогоплательщика объяснений и первичных учетных документов.

Но тем не менее, приведение налогоплательщиком на «беседах» и в письменном виде выдержек из законов, абсолютно не имеет значение для сотрудников инспекции. Ибо: «Если денег на счету не будет, то в соответствии с 76-ой Налогового кодекса, мы будем вынуждены приостановить деятельность. Вы просто не сможете работать» — следует из аудиозаписи. Просто не сможете работать и не менее просто налоговому инспектору об этом заявить организации..

 

Разве сложно Антону Погинцу было вновь направить официальное уведомление о вызове на «рабочее совещание»? Не сложно. Только в дату очередного визита представителей компании 22.12.2021г. и своевременного прибытия к назначенному времени без объяснения причин заявил, что, так называемого, совещания не состоится…. И, оказывается, совсем не обязательно заблаговременно сообщать об этом компании и официально отменять свое требование о вызове…

  1.  

Кто кого? Вероятно, дальнейшее разбирательство может показать кто прав, кто виноват. Но по крайней мере, хамский тон, непрофессиональные запросы и неподобающее поведение честь мундира точно роняют.

Казалось бы, меры налогового контроля не должны препятствовать предпринимательской деятельности налогоплательщика, но когда использование властных полномочий выходит за предусмотренные законом рамки, сложно говорить о невмешательстве в коммерческую деятельность…  

Перейти к обсуждению

Добавить комментарий