Татьяна Бурмагина. С широко закрытыми глазами. Информация — факты и прогнозы…

Татьяна Бурмагина. С широко закрытыми глазами. Информация — факты и прогнозы…

Татьяна Бурмагина. С широко закрытыми глазами. Информация — факты и прогнозы…

«Греф озвучил стоимость нефти через 30 лет.

По словам главы «Сберабанка», цена на нефть, согласно прогнозам его аналитиков, к 2050 году упадет до $26 за баррель. Цена на газ упадет в 2 раза (не понятно, по сравнению с какой из нынешних цен).

При этом, по оценкам банка, добыча нефти в России при текущем темпе декарбонизации в ближайшие 30 лет упадет в три раза, а экспорт нефти может сократиться в 4-6 раз. Греф сказал, что это «очень-очень серьезно». А мы скажем, что это совершенно естественно.»

Занятно…

Я, да и все вы, наверное, ощущаете, что мы просто тонем в потоке информации. У меня в настоящее время подписка на 59 информканалов в телеграмм – это и общероссийские каналы и региональные. За день приходит 1500-2000 статей и заметок, некоторые каналы могут генерить до 200 новостей за час полтора. Читать приходится всё, потому что мало ли в этом потоке не столь важных новостей попадётся крайне полезная именно для меня информация. Так, например на днях мне дали поручение сделать выбору спец новостей для издания и из этих 1500 я выбрала порядка 30, при этом на том канале, где 200 заметок в час были самые важные для меня новости. Как не утонуть в этом шквале…
И это первый вопрос.

Качество и достоверность информации – вопрос второй.

Качество и достоверность данных и системы расчётов – вопрос третий.

Аналитика и прогнозы – вопрос четвёртый.

Это что касается информационной части. Далее идут выводы и решения для бизнеса – это уже вопрос руководителей, ЛПР, либо собственников бизнеса.

С 2000х годов мир трансформировался. С развитием интернета, появлением информационных каналов требуемые данные, консалтинг и мнения экспертов стали более доступны. И если ранее реальной проблемой было получение адекватных данных по тому или иному бизнесу и сотрудники в больших компаниях скрывали как саму информацию, так и её источники, дабы «конкуренты»-коллеги не смогли присвоить добытые данные, то в настоящее ключевым вопросом является вопрос интерпретации информации, формирования адекватных выводов и перспективных предложений для бизнеса.

Не секрет что ту или иную информацию либо числовые ряды можно представить руководителю как угодно. Иной раз исполнители получают задания такого плана – вот вам цель, выводы и мероприятия, а вы с помощью информации и числовых рядов подготовьте обоснование данных решений. Но мы понимаем, что данная практика порочна и ничего общего не имеет с реальным бизнесом и доходностью, с генерацией эффективных решений и развитием. И причины того, что в настоящее время многие компании, включая таких монстров как ВИНК, крупные металлургические холдинги, госпредприятия, банки и иные крупные компании демонстрируют убытки по итогам последних лет, именно в том, что имеющаяся информация была использована отнюдь не в целях обеспечения роста бизнеса – данными явно манипулировали и представляли информацию и предложения для принятия решений в личных целях отдельных персоналий.

Это вопрос организации внутренних процессов и качества менеджмента компаний.

Далее – засилье внешнего консалтинга и нереальные прогнозы. Начиная с 2000х же компании активно использовали практику привлечения для выработки системных бизнес-документов и решений внешних консалтинговых агентств. Да, безусловно, уважаемые западные фирмы с проверенными методиками, да, безусловно, наличие готовых отчётных форм и моделей расчётов, безусловно и результирующие документы сформированы по всем правилам и требованиям к отчётности по западным формам… Однако, опять же факт в том, что зачастую консультант выполняет задачу конкретного заказчика, интересы которого могут быть диаметрально противоположны задачам бизнеса либо входить в противоречие с KPI параллельного подразделения. И опять сталкиваемся с манипуляциями как цифрами, так и некоторыми влияющими факторами. Для чего компании приглашают внешний консалтинг? Да как было отмечено выше для выполнения работ по определённым методикам и схемам. Однако, здесь возникает вопрос – неужели в компаниях с многолетней историей, в министерствах и ведомствах отсутствуют адекватные методики и почему мы должны использовать западный опыт и именно в формате плотного консалтинга… Можно же в принципе обучить специалиста компании, чтобы он далее реализовал проект силами предприятия. И мало того отмечу, что и специалисты и руководители проходили различного рода кусы повышения квалификации, обучение, семинары и тренинги, в том числе и в зарубежных фирмах. Так почему компании не использовали полученные знания в полной мере…
Консалтинг. Не секрет для тех, кто когда-либо плотно работал с консультантами, что львиную долю работы по проекту осуществляет действующий персонал организации – это и подбор данных, действующих ЛНА, различных фактов и влияющих факторов. Консалтер, по сути, сводит эти данные воедино согласно используемой методике и выдаёт результат по содержанию и целям конкретного заказчика по установленным стандартам фирмы. Здесь два момента – заказчик получает материал к утверждению органами управления с громким именем заказчика, а исполнитель получает в свой портфолио крупную фирму. И эти факты ничего общего не имею с бизнесом и эффективностью. Безусловно существуют и исключения, например брендбуки, но это совсем другая история.
Прогнозы. Безусловно любой прогноз начинается с данных базового периода и чем точнее и полнее информация по базовым данным, тем, при прочих равных условиях точнее и прогноз. Однако, по оценке многих уважаемых аналитиков, да и на своём собственном опыте, мы понимаем, что формировать какие-либо прогнозы по числовым рядам либо по финансовым результатам проектов – дело очень неблагодарное.
Я формировала концепции и стратегии развития с формированием и отработкой математических моделей на протяжении 20 лет – ни одна стратегия, бизнес-план, да  бюджеты на год не вышли на плановые контрольные показатели. Причины… А причины простые – в расчётах матмоделей бизнес проектов и стратегий заложен пул показателей, на которые ни бизнес, ни страна, никто в принципе не могут оказать воздействия. Например в ЕСУ строительства объекта заложены цены на нефть, индекс в капстроительстве, индекс потребительских цен, курсы валют, цены приобретения сырья и материалов цены реализации готовой продукции, затраты на услуги сторонних организаций, тарифы естественных монополий, прогноз по потреблению продукции и прогноз объёмов продаж фирмой… и теперь ответьте сами себе на вопрос кто сможет гарантировать совпадение факта и прогноза по каждому из данных показателей да ещё и на горизонте планирования 10-20 лет… Да при формировании концепций и моделей принимается ряд допущений и они прописываются в преамбуле к расчётам. Однако сколь бы много факторов риска ни описал аналитик рискменеджер, нет никакой гарантии что не возникнет некий 1001 фактор, который перевернёт бизнес с ног на голову. В качестве примера – обрушение цен на нефть весной прошлого года.
Следующим аспектом и одной из норм методик прогнозирования является принцип формирования прогнозов в 3 вариантах – оптимистический пессимистический и наиболее реалистичный. При формировании числовых рядов для данных вариантов убираются и добавляются определённые допущения и влияющие факторы и никто из экспертов не может гарантировать что сбудется тот или иной сценарий, реализуются те или иные риски либо произойдут события оказывающие положительное влияние на проект, либо сбудется один из миллионов миксов из обозначенных факторов… Именно поэтому ни IRR ни NPV проекта с реалиями не имеют ничего общего…
Западня или ловушка долгосрочных прогнозов и мат моделей и для чего нужно моделирование. Стратегии как системные документы были необходимы российским компаниям, для того чтобы получить финансирование. Компаниям зачастую удавалось при наличии стратегии. а также сертификатов ISO, при наличии иностранного консалтинга (желательно из ТОР листа) при разработке проектов получить льготное кредитование как в российских банках так и в банках с иностранной юрисдикцией. И никого из кредиторов не смущало что дифференциал между оптимистическим и пессимистическим прогнозом мог составлять 40-50%…
Чтоб не быть голословной – в 2017 году мне показывали ресёчь известной консалтинговой компании по развитию электротранспорта, так вот разница по прогнозу потребления между оптимистическим и пессимистическим сценарием на 10летнем горизонте там была 43%… А как планировать работы… Финансирование то ладно… А реальный проект железо, конкретные локации, где будут точки зарядки авто электричеством, планирование и выделение определённой электрической мощности, а если потребление в конкретной локации будет выше нежели запланировано и выделено, что тогда в данном случае делать – тянуть дополнительные линии электропередач, ставить аккумуляторы накопители, изготавливать съёмные аккумуляторы, где-то их заряжать и доставлять в места наибольшего потребления… Таких вопросов может быть сотни факт лишь в одном, что долгосрочные прогнозы не выполняются, а в таком виде они для бизнеса не имеют никакой практической ценности.
Почему данные прогнозы всё таки были востребованы последние 2-3 десятилетия – потому что финансирование проектов, выделение инвестиций было поставлено на коммерческие рельсы. И Основной задачей при финансировании инвестиций было не столько достижение самой цели проекта, например, по выпуску какого-либо изделия или улучшения качественных характеристик продукта, а освоение денежных средств получение прибыли финансовыми и кредитными институтами. При этом зачастую сомнительным был и сам предмет проекта – зачастую результат проекта был либо не нужен в локации в принципе, либо несвоевременен, дорог для текущего потребителя, а в худшем случае даже и вреден. В качестве примера приведу модернизацию российских НПЗ по 4СС с последующим выпуском топлив экологического класса Евро 5. Евро (об этом знают немногие) – требования к двигателям транспортных средств и реально нелогично в стране, где львиная доля техники, особенно техники сельскохозяйственной, имеют классность двигателей Евро 2,3, массово выпускать дизтопливо для двигателей класса Евро 5 и продавать его по гораздо более высоким ценам нежели ранее используемое.

Фигуранты этих историй понятны, что приобрела (вернее — чего лишилась) Россия, используя все эти зарубежные методики и схемы мы тоже сейчас прекрасно осознаём…
Поэтому моё личное твёрдое убеждение – никаких долгосрочных моделей на показателях, на которые никто повлиять из субъектов российского бизнеса, законодательной и исполнительной власти не может – только фактические данные и краткосрочные тренды, бизнес-идеи, поддержка бизнеса со стороны государства, оперативность реакции на внешние как глобальные так и локальные факторы и события, импортозамещение, оцифровка всего и вся, продвинутое программное обеспечение с исчерпывающим пулом отчётности по текущей деятельности, а так же информацией необходимой и достаточной для качественного планирования работ, объёмов производства и поставок субъектам экономики на краткосрочный период.

И никаких матмоделей до 2035 либо до 2050 года.

источник

Перейти к обсуждению

Добавить комментарий