Елена Живова. Распятые голуби

Елена Живова. Распятые голуби

Елена Живова. Распятые голуби

В канун Рождества, необыкновенно большие снежинки кружились и мягко падали на землю. Природа задумчиво погрузилась в сказочную тишину, убелённый город казался мирным и спокойным.

Белый храм в этот прекрасный день выглядел особенно светлым и умиротворённым. Войдя в ворота, я увидела Рождественский вертеп, и душа моя наполнилась теплом.

Первым прибежищем Младенца Иисуса, подарившего этому миру безусловную любовь, был вертеп, где содержали домашних животных, а первой колыбелью – ясли (кормушка). На мой взгляд, это не является случайностью — звери и птицы дают возможность людям стяжать такие добродетели, как сострадание, любовь, милосердие. Ведь человек призван на служение не только Богу и ближнему, но и тем, кто, по причине его грехопадения и умножения беззакония, обречен на страдания.

«Вот, Я посылаю вас, как овец среди волков: итак будьте мудры, как змии, и просты, как голуби.» (Мф 10:16)

Именно в виде голубя Святой Дух снизошел на Спасителя. Эта птица так же является символом мира и надежды – голубь, которого выпустил Ной, вернулся с листком оливы, как с знаком усмирения стихий и символом прощения людей.

По идее, священнослужителям и работникам православных храмов должно быть известно, что голубь символизирует Святой Дух — это было принято на Соборе в Константинополе ещё в 536 г., но сегодня я стала свидетелем того, что заставило меня задуматься о том, о чём сейчас говорят многие – о моменте завершения эпохи, когда само христианство изничтожает Святой Дух.

Писать об этом больно и дико. Больше месяца назад мой девятилетний сын снял мёртвого голубя с подоконника одного московского храма. Подоконник находится под крышей, куда слетаются голуби, чтобы спрятаться от непогоды, поближе к тёплым окошкам храма. А к подоконникам этих окошек прикреплены доски, к которым прибиты огромные гвозди, остриём вверх, куда голуби буквально нанизываются, и умирают в страшных мучениях.

— Когда я снял голубя, он был мёртвый, проткнутый насквозь. Я побежал, и стал просить, чтобы убрали эту ужасную доску. И знаешь, что они ответили? Они сказали, что это специально. Они специально положили доску с гвоздями на подоконник. Понимаешь?

— Не может такого быть!

— Может. Они сказали, что положили доску для того, чтобы голуби не садились и не гадили. Я просто хотел у тебя спросить — это нормально?

— Нет, это не нормально.

По закону Моисееву, голубь является чистой птицей, отличающейся незлобивостью, не противится врагам своим, но, в то же время, распинается буквально в стенах православного храма – вам это ничего не напоминает?

Работникам храма и одному из священнослужителей был задан вопрос, обещали разобраться, но прошло уже несколько недель, но 6 января, накануне Рождества, эти доски по-прежнему прикреплены к подоконникам храма.

— Почему они не хотят устроить здесь голубятню, чтобы голуби грелись? И кормить их, ведь в трапезной остаётся так много еды? – спросили меня дети.

«Будьте «как дети» (Мф. 18: 3), «ибо таковых есть Царствие Божие» (Мк. 10: 14).

Что я могла ответить детям? Они слишком малы, чтобы слушать рассуждения об уничтожении плоти, которая мешает идее, при крайнем негативе проявления — физическое уничтожение всего «нечистого», поистине языческое, и далеко не в лучшем смысле этого слова «охоронение» пространства, являющегося физическим вместилищем христианской идеи для меня, как и для детей, является дикостью.

Издревле в христианстве считалось, что птицы небесные – предстатели перед Господом, поэтому, мне хочется закончить статью словами Святителя Николая Сербского:

«Господи! Когда голубей кормлю, Тебя угощаю!»

Перейти к обсуждению

Добавить комментарий