Резонансное ДТП на Кутузовском или карма «блатных» номеров.

Резонансное ДТП на Кутузовском или карма «блатных» номеров.

Резонансное ДТП на Кутузовском или карма «блатных» номеров.

В Москве на Кутузовском проспекте произошло очередное резонансное ДТП. BMW Минобороны ехал по разделительной полосе с включенными проблесковыми маячками и сбил пешехода. Мужчина, который, по предварительным данным, оказался сотрудником ГИБДД, пересек несколько полос скоростного шоссе, хотя мог воспользоваться подземным пешеходным переходом. Среди-интернет пользователей обсуждается версия, что полицейский заступал на дежурство, и, возможно, хотел остановить дорогую иномарку. По неподтверждённой информации, BMW 7-й серии с номерами АМР (А 607 МР) принадлежит заместителю главы Минобороны Дмитрием Булгаковым. На YouTube уже выложено видео происшествия — камеры наружного наблюдения зафиксировали аварию.

Видео:

Пользователи соцсетей активно обсуждают случившуюся трагедию: кто-то придерживается позиции «блатным все можно, еду как хочу, и сбиваю кого хочу», другие же сочувствуют погибшему сотруднику ГИБДД, но при этом понимают, что водитель BMW не виноват, так как полицейский слишком уж бесстрашно пересекал самую оживленную магистраль столицы. В любом случае, это ДТП вызвало широкий общественный резонанс, поскольку масса смертельных аварий случалась именно по вине «власть имущих», и часто дела успешно заминались.

Взять хотя бы случай, который произошел в 2010 году на Ленинском проспекте. Мерседес, принадлежавший вице-президенту компании «Лукойл» Анатолию Баркову, столкнулся с Citroen C3, которым управляла молодая женщина. В результате аварии водитель ситроена — Александрина Ольга, и мать, сидевшая на переднем сидении, погибли. Несмотря на многочисленные свидетельства очевидцев происшествия, которые утверждали, что мерседес Баркова находился на встречной полосе движения, и именно он  стал виновником ДТП, виновной признали водителя ситроена. Улики против вице-президента «Лукойла» скрывались всеми силами. Первое — сразу после ДТП на автомобиле Баркова сменили номера, второе — автомобили не были отданы на экспертизу, а просто возвращены своим владельцам; и третье — из всех камер наблюдения почему-то была обнародована только одна запись, на которой сам момент аварии даже не запечатлен. Все это очевидно указывало на попытку Баркова уйти от ответственности. И он от нее ушел. Правда, формально, потому что в глазах общества он все равно остался виновным.

Так как случай с вице-президентом «Лукойла» не единственный, волна недовольства по отношению к аварии, которая произошла сегодня, вполне логична. Но если отключить весь свой эмоциональный запал против «блатных тачек» и их владельцев, то стоит признать неоспоримый факт — BMW двигался по разделительной полосе с включенными синими проблесковыми маячками, которые дают некие привилегии такому участнику дорожного движения. Напомним, что синий проблесковый маячок устанавливается на автомобилях экстренных служб (добровольных, ведомственных, муниципальных). Правда, с какой скоростью двигалась иномарка — однозначно ответить сложно, хотя представители Минобороны утверждают, что водитель BMW скорость не превышал, и ехал не более 70 км. в час.

Руководитель юридического отдела Общества защиты прав автомобилистов Равиль Ахметжанов дал порталу ЯтакДУМАЮ свою оценку случившегося:

«В ролике я видел, что действия происходят на оживлённой дороге, что пешеход перебегал через дорогу, он нарушал ПДД, что этот пешеход прошёл или перебежал несколько полос движения, видел, что в крайней левой полосе движения транспортные средства притормозили, для того, чтобы пешеход мог безопасно пересечь эту часть дороги, и видел что чёрный автомобиль осуществляет движение по разделительной полосе, видел, что дальше происходит столкновение между пешеходом и этим автомобилем.

В том случае, если проблесковый маяк был, в этой ситуации автомобиль Минобороны мог двигаться по разделительной полосе, но обязан был руководствоваться положением пункта 3.1. ПДД. То есть он мог осуществлять движение, только лишь убедившись в том, что ему кто-то уступает дорогу. То есть продолжать движение, убедившись, что его авторитет непререкаемый, просто нестись — нельзя.

Что касается человека, который перебегал дорогу. Бывают ситуации, когда, например, через дорогу может двигаться и слепой пешеход. ПДД в этой ситуации дают ему абсолютный приоритет. Любой автомобиль должен следовать так, чтобы мочь остановиться перед этим пешеходом. Если пешеход является сотрудником полиции или кем-то ещё, то, в любом случае, он должен оберегать свою жизнь, он не должен ею рисковать — бросаться под колёса.«

Далее, Равиль Ахметжанов объяснил, почему такие случаи вызывают общественный резонанс, приведя в пример похожие ДТП. Полное видео интервью:

Материал подготовлен редакцией проекта ЯтакДУМАЮ
При частичном или полном использовании текстового, видео или аудиоматериала сайта ссылка на yatakdumayu.ru обязательна.

Перейти к обсуждению

Добавить комментарий