Сейфулах Агасиев. Green Land — органика для рекультивации земель и повышения уровня интенсивности земледелия

Сейфулах Агасиев. Green Land — органика для рекультивации земель и повышения уровня интенсивности земледелия

Сейфулах Агасиев. Green Land — органика для рекультивации земель и повышения уровня интенсивности земледелия

Санкции, ведённые Евросоюзом против России ещё в 2014 году, значительно сказались на многих сферах деятельности в стране.
В текущем году против России введён уже 8й пакет санкций. Все указанные меры направлены на ослабление экономики России. Существует много мнений по данному поводу — есть приверженцы мнения, что Россия никак не сможет обойтись без западных продуктов и технологий. Другая же часть бизнес-сообщества, а также представители законодательной и исполнительной власти, муниципалитетов и федеральных госструктур в чётком понимании, что Россия — единственная страна в мире, которая полностью может перейти на самообеспечение. Мало того — кризисные явления и санкционные пакеты только ускоряют развитие собственных производств и перерабатывающих мощностей.

Санкции 2014 года позволили нашей стране восстановить ряд направлений в сельскохозяйственной отрасли, начало набирать направление машино- и станкостроения. Появляются новые технологические решения, поднимается документация по различным изобретениям и открытиям — ныне научные труды наших учёных исследователей, изобретателей крайне востребованы.

Не так давно наши эксперты участвовали в очень бурной дискуссии по поводу развития сельского хозяйства, где оппонентами высказывались опасения-мнения, что в нашей стране нет и не было качественных удобрений и кормов и, стало быть, мы не сможем без поддержки запада должным образом наладить работу сельского хозяйства.

Сегодня вопросы, связанные с отраслью, поддерживающей сельское хозяйство и ряд других направлений мы зададим Агасиеву Сейфулаху Эльдаровичу — генеральному директору ООО «Старый мельник», компании, которая не только готова обеспечить потребности сельхоз предприятий России в органических гуминовых  удобрениях, их разработки применимы также и в таких сферах как:

— Рекультивация земель после отравления нефтепродуктами

— Борьба с опустыниванием земель.

— Рекультивация солончаков.

— Восстановление зелёной массы растений в местах пожаров.
— Применение в сфере благоустройства.

— Рекультивация свалок.

— Рекультивация полей аэрации (фильтрации) канализационных стоков.

— Консервация зольников, концентрируемых твердотопливными электростанциями, металлургическими и мусоросжигательными заводами.

Предприятие всерьёз задумывается и о поставках своей продукции на экспорт…

— Сейфулах, удобрения — сфера крайне интересная, тем более в условиях санкций и ограничений поставки удобрений иностранного производства. Очень перспективное направление. Как давно Вы открыли данный бизнес и почему именно удобрения?

Нашему проекту в общей сложности порядка 8 лет, из них последние 5 лет мы работаем в сфере сельского хозяйства и занимаемся производством органических удобрений. Почему мы решили заняться удобрениями?… У нас не только удобрения, но и очень эффективные абсорбенты для рекультивации загрязнённых территорий. Наш проект — это скорее результат стечения обстоятельств. Дело в том, что продукция, которую мы производим из торфа применима для реализации различных экологических программ, а это на сегодняшний день крайне важный аспект как для различных производств, так и для регионов и для страны в целом.

 

В 2016 г. группа энтузиастов объединилась для разработки и реализации программ в сфере экологии.


В частности, была освоена технология переработки зольных отходов тепло-электростанций, работающих на угле, которая позволила добиться полного разложения токсичной золы на безопасные составляющие, обезвредить соли тяжёлых металлов, а также получить чистый материал для производства бетона полимерный коагулянт — материал экологического назначения, применяется для очистки воды и стоков.


Накопленный опыт был направлен в сферу переработки торфа.

 

 

 

Главная задача, которую команда перед собой поставила — добыть из торфа всё самое ценное, сконцентрировать, и в максимально чистом и натуральном виде донести до потребителя.

Полученный продукт оказался эффективен для восстановления гумусового слоя после загрязнения и отравления почвы.
А так как компания сотрудничала с организациями в сфере сельского хозяйства, были проведены испытания полученного препарата в качестве органического удобрения.

Высокая эффективность применения дала старт программе выпуска под маркой GreenLand продукта двойного назначения: органического удобрения и материала для решения экологических задач.

Наш продукт очень эффективен при рекультивации земель в местах нефтезагрязнения. Мы стремимся к тому, чтобы начать сотрудничество с нефтедобывающими компаниями в этом направлении.
Министерство здравоохранения, проведя исследование определило, что наш материал – это, пожалуй, наилучший наполнитель для применения в грязелечебницах…
Наш продукт — это высокоэффективный БАД, который позволяет значительно повысить эффективность процессов регенерации внутренних органов и кожного покрова, хорошо помогает в излечении различного рода ожогов и шрамов.
Это известный и апробированный способ подкормки животных, который позволяет повысить иммунитет и насытить одной из самых чистых и живых форм белка.

Возвращаясь к сфере экологии, отмечу, что в борьбе с опустыниванием также наиболее правильным было бы применение именно нашего продукта. Причём можно не только бороться с наступлением самой пустыни, но и отвоёвывать новые и новые территории у сложившихся пустынных земель.

Однако, выйти на реальные контракты по указанным направлениям сложно.

— Да, экологическая тематика не столь развита сегодня в России и тратить огромные средства на разработку технологий крайне нерентабельно…

Применительно к нашему проекту, эта проблема показала себя совсем с другой стороны. Сама технология нами давно разработана. Её применение в сфере экологии мы оправдано считаем эффективным, и даже недорогим. Но проектные работы, изыскательская деятельность и согласования по данным экологическим направлениям в десятки раз превышают стоимость организации производства и самого продукта по какой-либо одной экологической проблеме.
Именно поэтому плюсом к продукту для экологии мы начали развивать направление удобрений. Упомянутая ранее проектная деятельность и прохождение сертификации продукции и прочие процессы оформления разрешительной документации привели нас к выводу, о том, что реализовать потенциал нашего материала именно в сельском хозяйстве намного проще, нежели по другим направлениям. Мы провели ребрендинг и сегодня под маркой Green Land выводим на рынок органические удобрения, которые применимы не только в рамках масштабных сельхозпредприятий, но и на бытовом уровне — в подсобных домашних хозяйствах.

Производство удобрений носит по своей сути стратегический характер, что особенно проявляется в нынешних политических реалиях.

Однако необходимо отметить, что мы говорим именно об органическом удобрении. Степень востребованности органических удобрений в разы отличается от потребления минеральных удобрений.

При этом, чем выше интенсивность земледелия и общая урожайность с гектара, тем более востребованы органические удобрения.
К сожалению по эффективности и урожайности Россия пока далека от лидеров…

— Секунду, прошу пояснить тезис о том, что чем выше продуктивность гектара, тем выше потребность именно органических удобрений…

Дело в том, что гуминовые вещества в почве, в отличии от основных минеральных, обычно восстанавливаются самой природой.

Но если показатели урожайности выходят за определённый уровень, то степень выноса растениями гуминового вещества повышается.

— За счёт чего повышается?

Урожайность повышается с помощью применения технологий интенсивного земледелия, которые включают в себя комплекс высокотехнологичных агротехнических мероприятий с элементами точного земледелия, и особый режим агрохимической обработки.  В РФ, например, получают 4т пшеницы с 1 Га. В Европе по данной культуре — 9-11т. То есть в Европе потенциал участка используется в два с лишним раза активнее, чем в России. Ещё одним из заметных факторов, влияющих на разницу в интенсивности является то, что в некоторых южных странах получают 2-4 урожая в год на одном участке.

Восстановлению уровня гуминового вещества помогает перегной из остатков убранной культуры, это так называемые пожнивные остатки. Но в условиях интенсивного земледелия пожнивных остатков недостаточно, либо они просто не успевают компостироваться для превращения в перегной.

Исторически российские хозяйства для подкормки органикой, порой ограничивались заделкой навоза в грунт до начала посевных работ. Но при интенсивном земледелии требуется регулярная подкормка культуры, в том числе и органическими средствами. Именно в этом и проявляется преимущество нашего удобрения, поскольку оно может многократно распыляться в водном растворе по уже зеленеющему растению.

Поэтому в наметившихся тенденциях повышения интенсивности земледелия среди российских сельхозпроизводителей такой вид удобрений станет незаменим.

— Насколько заметны указанные тенденции в России и как это развивает рынок органических удобрений в целом?

Можно смело сказать, что рост интенсивности земледелия в России более чем заметен. Основными новаторами оказываются агрохолдинги. Это и естественно. Многие из них являются предприятиями с участием иностранного капитала. Участие иностранных инвесторов и иных корпораций способствовало появлению в России европейских агрономических франшиз, развитию рынка агротехники, внедрению элементов точного земледелия, качественному подъёму отечественных производителей техники. На примере всё той же пшеницы, можно отметить, что ещё 10-15 лет назад средняя урожайность была в два раза ниже. И всё больше и больше мелких и средних сельхозпредприятий начинает переходить на новый технологический уровень вслед за агрохолдингами. Поэтому, безусловно, всё это способствует и развитию рынка вообще, и росту продаж органических удобрений в частности.  

Помимо того есть два направления в сфере сельского хозяйства, которые играют ключевую роль в развитии спроса на органические удобрения.

Первый из них – это органическое земледелие, предполагающее полный отказ от минеральной агрохимии в пользу органических удобрений. Это направление ещё не приобрело в нашей стране даже правовой базы, способной защитить добросовестного производителя «органической продукции» на рынке. Но потенциально органическое земледелие выведет на новый уровень потребность в технологичных, как наше, органических удобрениях.

Второй – тепличные хозяйства. При тех конкурентных ценах на энергоносители, которые имеет Россия, и общем количестве площадей, пригодных для организации подобного бизнеса, мы всё ещё очень далеки от пика развития данного направления. Однако, общая тенденция к росту площадей под тепличными хозяйствами заметна. Что характерно, многие из нынешних тепличных хозяйств, будучи привязанными, в основном, к нидерландским агрохимическим поставщикам, в нынешних условиях будут вынуждены искать альтернативу среди местных производителей удобрений. Наше удобрение, проявляющее себя в теплицах и как подкормка, и как мощнейший активатор роста, будет особенно востребовано.

— Каковы качественные характеристики вашего удобрения? Наверняка есть какие-либо нюансы, специфика? Какова по вашим расчётам ёмкость российского рынка и справятся ли ваши производственные мощности?

Исходя из общей площади сельхозугодий России, активных земель сельхозпроизводства, пашень, обрабатываемых земель, даже с учётом вышеприведённого фактора меньшей востребованности органических удобрений, потенциальный объём потребления гуминовых удобрений оценивается в порядка 400-500 тыс.тонн в год.

Сам перечень действующих веществ, необходимых растениям, и вообще необходимый для применения в сфере сельского хозяйства предопределён давным давно, при чём предопределён природой. Разработать либо придумать что-либо новое в данной сфере, в принципе, возможно, но всё новое не будет ни в коей мере касаться самого действующего вещества, а будет касаться только формы его подачи и чистоты его происхождения.
Важным является также концентрация действующего вещества и вопрос содержания примесей в готовом продукте. В данном аспекте мы сосредоточились на том, чтобы наше удобрение оказалось чисто органическим и его действующее вещество было максимально природного происхождения.
Действующим веществом нашего удобрения являются фульво- и гуминовые кислоты, это элементы гуминового вещества. Именно их содержание в грунте, по своей сути, и определяет понятие плодородия почвы.

— Есть ли аналоги или были — чьё производство?

Аналогов нашему удобрению достаточно много. И, несмотря на то, что они могут иметь какие-то собственные товарные названия, но по сути — это гумат калия, то есть вещество, произведённое из угля, леонардита или торфа путём выщелачивания — это относительно сложный химический процесс, который предполагает, помимо всего прочего, и воздействие температуры.
Мы же исключили полностью воздействие какой-либо «химии» и высокой температуры на базовое сырьё — торф — из технологической цепочки. Нашей целью было — достижение наиболее чистого и живого результата.

Производителей гумата калия как в России, так и за её пределами, в принципе, достаточно много…

Гумат калия — это всё же удобрение органо-минеральное… Нормы его внесения в почву относительно ограничены и требуют чёткого соблюдения технологий процесса, чтобы исключить нежелательные реакции при соединениях. Наш же препарат без проблем совмещается со многими другими, в том числе и с минеральными, удобрениями, не принося никаких побочных эффектов.

— Планируете ли Вы открытие новых производств по данной технологии в регионах России чтоб сократить те же логистические затраты?

Как я уже сказал объём потребления по нашему виду удобрения в России составляет около 500 тыс. тонн в год. И этот объем ещё долгое время будет оставаться именно потенциальным…
Российский потребитель пока ещё не вполне «распробовал» наше удобрение и выход на данные показатели может занять одно или два десятилетия. Хотя, еще пять-шесть лет назад в ЦФО гуминовые удобрения вообще практически не продавались, а сегодня это рынок в тысячи тонн. Наиболее реальным на сегодня представляется уровень потребления гуминовых удобрений в России около 50 тыс. тонн в год. Наши производственные мощности рассчитаны на уровень в 5 тыс. тонн, конечно возможно и повышение объёмов производства в разы, но в этом пока нет реальной необходимости.

Что касается размещения филиалов производства в других регионах, то мы этого делать пока не планируем — не видим смысла строить производство вдали от источника сырья.
Торф, который мы перерабатываем добывается исключительно в Центральном Федеральном округе и логистически было бы неправильно решение о разнесении точек производства удобрения и локации, где торф добывается.

— Выходили ли на контакт с селхозпредприятиями и муниципалитетами чтоб зайти на региональные рынки по всем указанным направлениям.

Разумеется мы уже имеем богатый опыт взаимодействия с сельхозпроизводителями. Многие аграрии и в ЦФО и в южных регионах уже приобрели наши удобрения, имеют опыт его применения. Сложилась технология, имеются определённые отзывы и база рекомендаций. Имеется чёткое представление о том, в каких условиях наше удобрение работает и где оно наиболее эффективно. При чём очень любопытно, что чем сложнее условия произрастания растений, тем эффект от применения нашего удобрения наиболее заметен.

Мы пробуем взаимодействовать с некоторыми муниципалитетами по вопросам участия в озеленении городов… Но это сложнейшая система тендеров. Мы пытаемся вести переговоры и с руководителями регионов для продвижения в сфере сельского хозяйства. Но, надо отметить, что сельское хозяйство сегодня — это всё-таки урегулированный рынок и попытки заставить кого-то приобретать наше удобрение, используя административный ресурс, ничтожны и либо не оказывают никакого влияния, либо вообще влекут негативные последствия.

— Какая нужна поддержка и от каких структур?

То, что мы ожидаем от региональных властей — это скорее сегодня презентативная помощь. Мы бы очень хотели участвовать в региональных выставках, конференциях и прочих мероприятиях для того, чтобы иметь возможность предоставлять информацию о наших продуктах сельхозпроизводителям в регионах. При этом мы всегда настроены на то, чтобы раздавать бесплатные образцы в целях получения обратной реакции.
Мы настроены на то, чтоб максимально донести информацию до каждого сельхозпроизводителя в России и, самое главное — дать возможность аграриям проверить в деле наш продукт.
Только собственный опыт или опыт соседей позволяет убедиться, что тот или иной продукт работает.

Интервью: Татьяна Бурмагина — шеф редактор ЯтакДУМАЮ

Перейти к обсуждению

Добавить комментарий