Суверенитет сознания

Суверенитет сознания

Суверенитет сознания

Вопрос. Статью про свободу мысли и первичность собственного мнения начинаю с чужого термина. Ответ. Подслушанный у радио на родительской кухне термин российского политолога Сергея Михеева — понравился. А уж коли понравился, значит, и моё тоже. Ха. Вот об этом и поговорим.

С чем столкнулись мы все в течение последних нескольких месяцев? Пусть каждый ищет ответ сам, мой готов: мы столкнулись с философской атакой. Именно атакой. И именно философской.

Назовём её так для удобства обозначения — ‘философией лжи’. Почему именно лжи? Отвечаю. Потому что, если раскапывать один за другим существенные факты про так называемую ‘пандемию’, то скоро или не очень, но приходишь к выводу, что рекомендуемые к восприятию ‘следствия’ с ‘формулируемыми’ причинами связаны весьма условно. Остальное думайте сами.

Подумать можно про всё: про речи и действия властей стран, заявления лидеров предпринимательского сообщества, ограничительные меры, исторические предпосылки, предыдущие подобные эпидемии, включая ВИЧ, да про всё, что угодно. Думать полезно в принципе. Или нет?

Попробуем подумать про самое сокровенное (ну или почти самое). Про религиозные учения. Уж, казалось бы, вот где свобода мысли, вот где полёт идей и мнений. Очевидно же, что факты об устройстве мира, Боге, богах, о прошлом и будущем человечества — весьма и весьма относительны. Относительно чего? Относительно того, что сами религиозные учения непрерывно ищут или утверждают, что нашли. Истины. Здесь можно уйти в долгие рассуждения про субъектность личности или её отсутствие, но я, пожалуй, предпочту другой поворот мысли. А анализ самой конструкции мышления оставлю религиоведам, психологам, и прочей уважаемой публике.

От себя лишь добавлю, что попадание/зарождение мысли в человеке — самая неизученная тайна из всех неизученных тайн анатомии (или, скорее, метафизики вообще).

Но. С чем мы сталкиваемся, начиная изучать всевозможные религиозные (да что уж там, и большинство философских конструкций)? Мы сталкиваемся с ограничениями. Они бывают разные, и это тоже, скорее, к религиоведам и философам. Но. Они есть. Это и первичность Бога (во что, в принципе, верю) и его непознаваемость (а в это, пожалуй, что и нет), и первичность мнений иных философов над своим (характерно для авраамических религий), и своего мнения в отношении вообще всего (характерно для буддизма, даосизма). Короче, подпорки, заборчики, и прочие ограниченьица самого процесса мышления (см указание на степень его изученности) — неотъемлемая часть любой религиозной или философской матрицы. Или не любой?

Думаю, это скорее вопрос веры, чем логики. Поэтому пока сделаем паузу. И вернёмся к осязаемому. Хотя, что есть осязаемое?

Как я уже неоднократно писал ранее, для меня слова — лишь временные образы реальности, поэтому заранее прошу с пониманием отнестись к неточностям далее написанного.

Философия лжи подразумевает возможность врать как угодно, поэтому, любителям логики и поиска правды сейчас приходится нелегко. А вот людям чувствующим, добавляющим к рациональности здравый смысл и личное ощущение (любовь, совесть, вера, органы чувств, нужно подчеркнуть; это всё же, только слова) — всё таки немного попроще. Чем? Ничем. Ведь это не вопрос логики. Ха2. К чему это я?

К ещё большему возможному отсутствию логики в далее излагаемом! Или нет? Ха3. А какая разница, это всё равно вопрос, поверите вы мне, или нет. Хотя лучше, наверное, но это не точно, вам поверить себе.

И вот уже бизнес может стать врагом государства, а мама — собственному сыну. Муж — жене, а друзья — врагами. И всё, во многом из-за чужих придуманных правил и инструментов. Так ли плохи правила?

В целом да, но только, если в них не веришь. Если же, правила твоего поведения (а чем мышление не поведение?), приняты тобой сознательно, в том числе (но не обязательно), себе объяснены, то и конфликт минимален. В том числе, внутренний.

К сожалению для, например, меня, я всё чаще замечаю, что даже при попытках причинения мне добра (что есть добро — это ведь тоже про веру, не правда ли?), причиняющая сторона упорно не хочет учитывать, что я — существо разумное, ответственное, и имею право на суверенитет. Личный. В своей собственной голове, не говоря уже о здоровье, перемещениях, выборе деятельности (как вам знаменитое полунасильственное деление детей на гуманитариев и технарей в системе образования?).

Мы много рассуждаем на темы суверенитета государственного, хотим свободы выбора и протестуем против ограничений (или не протестуем, а стоило бы), но упорно не хотим замечать то самое главное ограничение, используя которое, все остальные — дело времени. Самоограничение.

Многие ли в ответе на задаваемый себе вопрос: зачем я самоизолируюсь, дошли до схождения логики и веры. Многие ли додумали до того же схождения, почему и где я одеваю маску и перчатки? А ведь именно с таких простых вопросов и начинается путь к личному суверенитету. Ну или с каких-то других. Например. Зачем на самом деле мне 11-й айфон, если на семёрке уже +- всё тоже самое было? Или вот такое: а зачем на самом деле и какие химические препараты прописывает мне доктор? А имею ли я право на собственную смерть? А на убийство других? Да много ли ещё вопросов, способных породить исследование ранее казалось бы очевидных вещей.

Так вот. Умение задавать вопросы (сформулировать задачу), что знает любой управленец, специалист по продажам, математик и не только, является сегодня как никогда важным. Философия лжи помещает ошибку восприятия в каждое слово, каждую эмоцию, которая за этим словом ожидаемо может последовать. Но может ли всё это уберечь лжецов от главного вопроса?

Вопроса, обращённого туда, где есть Что-то или Кто-то ещё? И ведь не так важно, вовне ли, внутрь ли. Этот вопрос нам доступен всегда. Просьба помощи, попытка разобраться, в конце концов, любая допускающая его мысль — уже этот вопрос. Даже проскользнувшее мимолётно чувство. С него советую всем начать. Просто поверить, что ответ существует, что всё не просто так. Дальше станет легче.

Запрос в неизвестное никак не отменяет логики, и мнений других людей. Просто сегодня, когда врать не только плохо, но и хорошо, их мнение хочешь не хочешь, а зависит от степени доверия. Верю — есть мнение, не верю — нет. Оттого и ценна доверенная дружеская среда прямого общения. Оттого нас и переводят в полубездушный онлайн, рассказывая про эффективность и временные затраты на дорого. Человек, давно ли ты живёшь ради эффективности? Чьей эффективности? Ой ли своей?!

Разобщение — путь к недоверию. Недоверие — к потере веры. Потеря веры людям — потеря веры себе в том числе, а потом и Богу (Вселенной, Высшему разуму). Не верите во всё это, значит, хоть в себя-то вы верите?

Дальше всё просто. Когда остаётся лишь логика, начинается неравный бой сознания одиночки и армией умнейших врунов современности. Много у нас шансов в такой войне?

Поэтому лишить нас веры — главный принцип философии лжи. Идеологам такого подхода стоит помнить одно. Много врёшь — сам не помнишь, где правда. Это первое.

Второе — воля того самого Сверхъестественного, верим мы в неё или нет, не открыта до конца никому. Так что шансы есть у всех. На всё. Чего нам и желаю, ведь я так думаю.

Гриша Жук.

 

Перейти к обсуждению

Добавить комментарий