Владимир Поздняков: Коронавирус доказал, что России надо снижать свою зависимость от Китая.

Владимир Поздняков: Коронавирус доказал, что России надо снижать свою зависимость от Китая.

Владимир Поздняков: Коронавирус доказал, что России надо снижать свою зависимость от Китая.

В наших СМИ стали появляться материалы, показывающие, как китайский коронавирус повлиял на Россию. Я сейчас говорю только об экономических проблемах. Например, с Дальнего Востока поступают сообщения, что из магазинов пропали фрукты и овощи. В ассоциации «Руспродсоюз» «Известиям» напомнили, что в структуре российского импорта овощей Китай — на первом месте. Так, за 11 месяцев 2019 года было завезено более 453 тыс. тонн овощей на сумму более 370 млн. долларов. КНР лидирует и в поставках консервированных овощей и фруктов, а также орехов. Импорт этих продуктов составил 211 тыс. тонн на 179 млн. долл. 80% китайского импорта приходится именно на наши восточные регионы. Только вдумайтесь в эту цифру — 80% овощей и фруктов на Дальний Восток поставляет Китай! Как же так? Ведь наши чиновники уже не первый год рапортуют о каких-то потрясающих успехах российского сельского хозяйства и практически решенном вопросе продовольственной безопасности страны. Но выходит, они просто вводят всех в заблуждение.

Но только зависимостью от поставок продуктов проблемы не кончаются. Скажем, о риске приостановить производство с марта сообщил Гендиректор КамАЗа Сергей Когогин, сославшись на возможность срыва поставок китайских запчастей. Риск сократить производство существует не только для КамАЗа. По оценкам исполнительного директора Объединения автопроизводителей России Игоря Коровкина, импортные комплектующие из Поднебесной занимают в РФ до четверти (20–25%) всего объема рынка. И опять вопрос: а как же наша программа импортозамещения?

Получается, что вся эта программа в сельском хозяйстве и в промышленности свелась к замене российской продукции китайской? Ведь наши заводы закрываются. Приведу такие цифры: в России в 2018 году было закрыто 622 тыс. 111 компаний, а открыто 290 тыс. предприятий, то есть 2,14 раза меньше.

Наши поставки энергоресурсов в Китай также оказались в зоне риска. Сейчас цены на нефть падают из-за того, что Китай приостановил работу своих заводов. Если в первые дни 2020 года цена барреля Brent приближалась к 70 долл, а сейчас она около 54 долл. Отмечу, что цена на поставки газа в Китай привязана к цене на нефть. Напомню, что строительство газопровода «Сила Сибири» заняло более пяти лет, его стоимость оценивается в 1,1 триллиона рублей. Какой будет цена газа для Китая? Возможно ли, что будем продавать в убыток? Думаю, что такой сценарий вполне реален.

Вот вам и торжественно провозглашенный «поворот на Восток», о котором с таким упоением твердили наши чиновники, начиная с 2014 года. Хорошо, что китайцы не так охотно шли им навстречу. Не хочется думать, что было бы, если бы такой поворот уже состоялся. Пока, к счастью, он не произошел. Так, в 2019-м на Китай приходилось около 17% российской внешней торговли — больше, чем на любую другую страну, но все-таки два с половиной раза меньше, чем на Евросоюз в целом. Надеюсь, что нынешняя ситуация заставит и кабинет министров, и Кремль всерьез пересмотреть нашу «восточную политику». Россия должна развивать российское производство и заместить китайский импорт отечественными товарами. Иначе простой чих в Китае приведет к параличу всей России!

поздняков-кпрф.рф

20 февраля 2020г.

пресс-служба депутата ГД ФС РФ

В.Г. Позднякова

Перейти к обсуждению

Добавить комментарий