51 россиянин заморожен на будущее. Ещё 200 человек готовы к заморозке

51 россиянин заморожен на будущее. Ещё 200 человек готовы к заморозке

51 россиянин заморожен на будущее. Ещё 200 человек готовы к заморозке

Пятьдесят один россиянин уже решился на заморозку своего организма с целью его разморозки и оживления в будущем. Подобные контракты с российской крионической компанией «КриоРус» заключили ещё двести россиян. Крионическая компания заключает подобные договоры с теми пациентами, чей исход операции не очевиден. Люди идут на подобный шаг, рассчитывая на то, что в будущем медицинские технологии станут совершеннее и их удастся не только разморозить, но и спасти. Стоимость заморозки в «КриоРус» 36 тысяч долларов США. Надо заметить, что в случае успешного исхода операции пациент не подвергается заморозке.

yatakdumayu.ru не раз спрашивал самых известных людей России о разных аспектах возможного продления жизни. Сложным вопросом, не столько с научной точки зрения, сколько с общечеловеческой считает бессмертие Карен Шахназаров:

«Я думаю, вообще, что всё-таки мир очень правильно устроен. Я думаю, что я просто не представляю. Человек, наверно с ума сойдёт, если будет бессмертен. В этом есть какая-то очень правильная верная логика. Она конечно, для людей уже в определённом возрасте. Это для меня понятно, что время наше, так сказать, истекает. И мы испытываем по этому поводу всякие свои эмоции. Но испытывать эмоции — это тоже часть жизни. И, если ты лишён этого, то тоже теряешь часть чего-то важного.

Творец, во что я верю, всё правильно сделал. И человек развивается, и человек уходит из жизни. И в этом тоже есть логика. Обновляется общество. Ну, представьте, если все будут бессмертными. Умнее от бессмертия не станут, поверьте. Никто не станет, от того что он проживёт сто пятьдесят лет, умнее уже никто не будет. я думаю, что в тот примерный срок жизни, который нам уготован, это и максимум той мудрости, того ума, который мы можем приобрести. От того что он будет увеличен, мы всё равно никогда… есть вещи которые мы никогда не поймём. Есть вещи которые никогда не будут нами по-настоящему поняты. И всё равно, если хотите, смысл нашей жизни, мы всё равно никогда так до конца и не поймём. Хоть мы будем тысячу лет жить. А устать от этого…

Потом ведь, для тех кто помоложе, я могу сказать, что такое жизнь в определённом возрасте. Тебя покидают. Ты уходишь из той реальной жизни, которой живёт общество. Логично, что ты как бы уходишь из этого, и окончательно уходишь. В этом есть мудрость. Поэтому, я думаю, что нет, не хотел бы я быть бессмертным. Я думаю, что это большое наказание, я думаю, что не надо к этому стремиться. Другой вопрос, что там, можно, до определённого рода, продлевать жизнь. И самое главное, сделать её более, ну чтобы человек был более дееспособен, что ли. Чтобы он, дольше мог работать, дольше мог существовать. Но, я думаю, бессмертие… Вызов богу ни к чему. Не надо этим заниматься, это опасно.»

Рассматривает вопрос продления жизни на стыке науки и религии галерист Марат Гельман: «Религия вся построена на идее жизни после смерти. Что касается науки, то до последнего времени это было похоже, скорее на шарлатанство, как какие-то таблетки, которые продлевают жизнь… Но сейчас, действительно, после того, как в Лондоне пожарили гамбургер из стволовых клеток стало понятно, что это дело даже не послезавтрашнего, а завтрашнего дня: выращивание органов всех, кроме мозга. Мозг, как известно, может жить до двухсот лет. То есть, как минимум, в ближайшие двадцать лет, может быть решена проблема продления нашей жизни, хотя бы в двое.

Что касается этического, безусловно вопрос находится на стыке науки и религии. Например, Ганди был против больниц вообще. Он считал, что продление жизни с помощью медицины — не богоугодное дело. Сейчас церковь занимает очен спокойную позицию. Они же не выступают против лечения рака. Я не думаю, что кто-нибудь может противостоять прогрессу, кроме нашего скепсиса, потому что в течении тысячелетий были шарлатаны, которые предлагали нам разные способы продления жизни и всё это оказывалось пшиком.»

«Если учёные над этим работают, то их уже не остановишь. Главное, чтобы это было во благо людей а не просто тупой бизнес.» — считает актёр Владимир Пермяков известный по роли Лёни Голубкова.

Классический и современный кинематограф подарил нам множество сюжетов о том, как человек просыпался после криогенной заморозки в далёком будущем. Однако, трудно вспомнить, чтобы это приносило человеку счастье и не был сопряжено с какими-то нечеловеческими моральными и физическими испытаниями. Чаще всего, сюжет разморозки героя в будущем, используют в антиутопиях, ну или, в крайнем случае, в антиутопических комедиях. Возможно именно отношение искусства к этой, казалось бы медицинской проблеме, говорит о неверии человечества в возможность настоящего бессмертия.

Но 251 россиянин, тем временем, поверил в такую возможность. Впрочем, даже из условий контракта с криогенной фирмой, ясно что такая вера стала для этих людей, скорее, вынужденной мерой.

Андрей Вечный

Материал подготовлен редакцией проекта ЯтакДУМАЮ
При частичном или полном использовании текстового, видео или аудиоматериала сайта ссылка на yatakdumayu.ru обязательна.

Перейти к обсуждению

Добавить комментарий