Дмитрий Таран. Непрофессионализм, халатность, безразличие… Что стоит жизнь человека

Дмитрий Таран. Непрофессионализм, халатность, безразличие… Что стоит жизнь человека

Дмитрий Таран. Непрофессионализм, халатность, безразличие… Что стоит жизнь человека

Наш эксперт Дмитрий Михайлович Таран помимо того, что является председателем «Центра Качества Безопасности Образовательных Организаций», состоит членом в «Национальная Ассоциация Заслуженных Врачей и Наставников».
Как к общественному деятелю обратилась семья из Архангельской области, г. Онега с просьбой помочь разобраться.
В семье горе.
Привожу текст обращения…

12 октября 2021 года в «Онежскую ЦРБ» на прием неотложной медицинской помощи обратился мой отец с повышенной температурой тела, болями в горле. На приеме его осмотрел доктор, назначил лечение и выписал направление на ПЦР тест COVID-19. В этот же день отец сдал тест и отправился лечиться домой.

15 октября 2021 года нам стали известны результаты теста, у отца подтвердилось заболевание COVID-19. В период с 15.10.2021г. по 17.10.2021 г. Отец находился у себя дома и принимал назначенные ему лекарства. Следует отметить, что лечащий врач-терапевт при телефонном разговоре с отцом в указанный период, направил отца на флюорографию в Онежскую ЦРБ- в понедельник 18.10.2021. 17.10.2021 г. нами была вызвана бригада скорой помощи, тк у него держалась высокая температура. Со слов отца, фельдшер осмотрел его, выслушал жалобы, поставил жаропонижающую инъекцию.

18 октября 2021 г в 8 часов, отец самостоятельно направился на флюорографию в Онежскую ЦРБ. Около 9 часов, после прохождения флюорографического кабинета, отец был направлен в приемное отделение инфекционного отделения Онежской ЦРБ, для консультации врача инфекциониста. В приемном отделении отец, вместе с другими пациентами, направленными для консультации, провел в ожидании этой консультации 7 часов, с 9 часов до 16 часов. Около 12 часов дня отцу стало плохо с сердцем, он позвонил своей супруге и попросил принести валидол. В период с 13 до 14 часов моя сестра выяснив, что отцу до сих пор не оказана квалифицированная медицинская помощь позвонила на телефон контакт- центра ОМС, где сообщила диспетчеру о сложившийся ситуации в Онежской ЦРБ. Со слов отца к пациентам вышла врач Китченко Валентина Владимировна и начала в грубой форме выражаться в адрес больных людей, что она не собирается перед ними извиняться за длительное ожидание приема. Данную информацию также может подтвердить находящаяся в ожидании приема другая пациентка. Около 17 часов отца госпитализировали в инфекционное отделение Онежской ЦРБ.

Отец нам звонил, рассказывал о течении своей болезни, все время жаловался на затрудненное дыхание и боли в области сердца, а также говорил, что его не направляют в Северодвинскую больницу, ввиду загруженности этой больницы пациентами. Неоднократно в разговоре были жалобы на грубое отношение к пациентам со стороны доктора. 31 октября 2021 г. врачами инфекционного отделения было принято решение направить отца в больницу города Северодвинска, в то время он уже находился в крайне тяжелом состоянии, на машине Скорой помощи по бездорожью Онежского тракта( а это 180 км ), где машина Скорой помощи сломалась. О данном решении мед. персонал Онежской ЦРБ нас, родственников не уведомил, куда его транспортируют и каким транспортом, кто сопровождает его в пути мы тоже не знали.

Отец скончался 31 октября 2021 г. в 14 часов 40 минут, в машине скорой помощи, при транспортировке в больницу города Северодвинска.
О смерти отца нам никто не сообщил, позвонили 01 ноября 2021 года, посторонние люди и спросили, когда состоятся похороны нашего отца. Мы очень удивились, потому что наша мама обращалась в пункт Скорой помощи Онежской ЦРБ и в инфекционное отделение 31 октября 2021 г. с 16 до 17 часов, чтобы выяснить информацию о состоянии здоровья отца, а также в какую больницу г. Северодвинска его увезли, однако никакой информации ей получить у мед персонала не удалось.
О смерти отца работники Онежской ЦРБ сообщили спустя сутки после его смерти.

Возникают вопросы:
1. В отношении госпитализации: почему пациентам приходится ждать госпитализации в приемном инфекционного отделения 8, а то и больше часов, без еды, без воды, а также без элементарной медицинской помощи. Данная ситуация еще больше ухудшает состояние уже больных людей.
2. Непозволительно грубое отношение и крик, со стороны лечащего врача Китченко В.В., на которое неоднократно жаловался отец во время телефонного разговора?
3. Почему моего отца так поздно направили в больницу г. Северодвинска, доведя его до критичного состояния здоровья, а также не вызвали санитарную авиацию? Было сразу понятно, что по бездорожью Онежского тракта его не довезти.
4. Почему информация о смерти моего отца разнеслась по всему городу, прежде чем о ней сообщили родственникам? А как же тайна медицинского диагноза, каким образом данная информация могла выйти из стен Онежский ЦРБ минуя родственников? Почему личная информация о пациенте обсуждается с посторонними людьми?

Перейти к обсуждению

Добавить комментарий