После. Глава 3.

После. Глава 3.

После. Глава 3.

Мы рассмеялись. Смех-это прекрасно.

Окончив свой рабочий день на час раньше, я поспешила на почту, чтобы пополнить свой баланс.  Да, да, на почту. Именно здесь вы проводите все платежи. Время онлайн операций, не выходя из дома, себя исчерпало. Слишком трудно контролировать лазейки мошенников и эмоцианалов.  Настало время, когда деньги действительно превратились лишь в бумажки. Кто-то коллекционировал их, кто-то устраивал вечеринки с миллионами, разбрасывая повсюду валюту, представляю себя королем жизни. Ваше финансовое положение теперь определяют: рабочие часы, исполнение  обязательств, отсутствие нарушений норм  и вклад  в деятельность управления. Вы обязаны, минимум раз в цикл, участвовать в общественном мероприятии властей. Я не появлялась в сложных структурах и ограничивалась участием в детских вакансиях. Мы водим сирот в кино, театр, устраиваем им праздники. Словом – развлекаем.  Правда за стеклянной сценой и хоровод  у нас движется невидимой связкой, но это мелочи. Малышам не с чем сравнивать. Зато, они не дерутся, отстаивая свои игрушки и у каждого свой кисель.

Стоя в очереди, я наблюдала, как бабуля покупала лотерейный билетик. Одному небу известно, сколько лет существует «РусЛото» и заманчивое предложение выиграть квартиру в центре столицы. Везение – не потрогать, не увидеть, но надо  верить всеми фибрами души. Я радовалась изменениям в жизни стариков. Перестройка длилась много лет и тянула за собой вагон проблем. Поправки в жизнь вносились постепенно и незаметно.  Большинство сопротивлялось изменениям, многие продолжают собирать аппозиции. Но старики не сетуют  на новую жизнь. В этом нет нужды. Управление разработало  целую паутину для обеспечения жизни старшего поколения. Социальные сотрудники создают более чем комфортные условия. Теперь естественная смерть от старости не сопровождалась нищетой и борьбой. Они спокойно доживали свой век в отдельно построенных районах на окраине, могли собираться группами и прекрасно начинали свой день со скамейки. Их ограничивали лишь в контактах с другими поколениями. Вход на почту у них тоже был свой, индивидуальных подход. Ох, какой на ней пестрый платочек и широкая улыбка. Не нарадуюсь. Удачи бабуль!

-Добрый день!

-Угу. Ваш блок пожалуйста.

Прошла минута.

— Забирайте – оператор вернула технику в ячейку для передачи.

— У меня опять были вычеты?

— Да. Три.

-За что? – я глубоко вздохнула, чтобы не распсиховаться очередной раз в общественном месте.

— Обратитесь в управление за разъяснением.

Ну да, заполнить 6 форм по образцу  и два цикла ждать распечатку. Некоторые вещи мы просто не заинтересованы менять, да?

Медленно проворачивая жетон под лазером входной двери, я уже видела отблески неона системы, которая была готова встречать.

— С возвращением миссис Х.

— Спасибо Милая – я устало стягивала ботинки.

— Вина миссис Х? Сегодня пятничка.

— Мое ты золото. Наливай.

Я, уволилась в любимое кресло старого времени, обтянутое красным бархатом. Какая безвкусица прошлых  лет, и какое блаженство настоящих дней.  От рабочего стула, у меня, когда-нибудь, пятая точка  превратиться в полноценный  квадрат. Один из лозунгов  основного цифроканала : «Единение системы в одинаковых условиях». Сколиоз дарим бонусом – добавила бы я. Милая уже наполнила мой бокал белым полусухим. Я передвинула кресло к витражу окон и села лицом к лицу с городом.  У меня есть около 40 минут до закрытия роллет. В соседнем доме, силуэт девушки открыл стекло, она стояла, опираясь на поручень.  Потом,  что-то достала из кармана, и подожгла, улыбаясь,  в руках листок бумаги. Интересно, что там? Возможно, она прощается с кем-то или с чем-то, записав переживания, чтобы сжечь их внутри себя. Или получила письмо от обожателя, тайно спрятанное в укромном месте. Или эмоционала. А может обожателя эмоционала в конце концов. В другом окне, женщина убрала защитный отблеск отражения, чтобы ее чадо видело звезды перед сном. Стоя у колыбели, она нежно поправляла одеяло. И пусть его кроватка представляет собой довольно грубую конструкцию, материнская  любовь согреет любой металл.

Ночь медленно опустилась на улицы.

Анна Синица / народный журналист

Перейти к обсуждению

Добавить комментарий