После

После

После

Четвертый. Наконец мой этаж. Лучше бы поголодала вечер, хлеб по 716 рублей, с ума сойти. При Путине такого не было.  Сходила за колбасой на 12 000 рублей, а главное колбасу взять забыла. Помню время, когда основные продукты можно было купить за одну тысячу.

Если вы считаете, что у вас слишком много проблем, можете начать принимать наркотические вещества, и все они сведутся к одной – где взять еще.  Не мой вариант, старовата я для дилера.  Каждый вечер мечтаю, о том, чтобы меня втолкнули в двери собственного дома  и пристрелили.

Проворачиваю жетон под лазером у двери, захожу, на ходу стягивая сапоги.  Все загорелось неоном.

— Приветствую миссис Х (икс) – прогремела система женским голосом.

И почему я записала такой старт в программе? Наверно пересмотрела старых боевиков. Развлекаюсь, как могу.  Я миссис Х. Обхохочешься.

— Привет Брахма. —  Она же, у меня, божество. Несколько дел одновременно и все сию же секунду.  — Налей водички. —  Кухонная электроника зашуршала, и металлическая рука поставила стакан питьевой воды. В лихие 2020е, покупали пяти литровые банки и разливали по графинам. Маразм.  Но никого не напрягало.

— Будь добра салат из овощей и сразу приготовь пастель – продолжала я свои просьбы.

— Сейчас сделаю миссис Х.

— И поставь кресло.

— Хорошо миссис Х.

Из серой стены выдвинулись роллеты и показалось широкое кресло с пышными подлокотниками, обитое тканью давно забытых лет – любимый предмет на всем белом свете. Упала в эту плюшевую обитель, без сил.   – Снова возвращаюсь с работы посреди луны. Если экономить на фермерских продуктах, которые стоят как уран, я смогу работать меньше 18 часов? Не факт, – обсудила я сама с собой.

Ковыряя вилью  холодные овощи, в тарелке, ищу аппетит. Его, как и окна в доме, отобрали.  Цифровая коробка  лишь с дверью, зато сама готовит и поет.  И теперь  можно не париться, кто в старосте стакан воды принесет. Бабка, без кота, победила одиночество.  Кот, еще чего не хватало, за такие-то налоги.

— Кислород, пожалуйста, и температуру на 14 градусов – пробурчала я.

— Сделано миссис  Х – отвечало чудо техники.

Нет, миссис  Х  хорошо. Называя свое полное имя при каждой манипуляции на протяжении дня, невольно устаешь от самого себя. Лучше бы нам в 20м чипы все-таки вшили.  Палец тыкнул в терминал и пошел, а не три сканера при входе в автобус приветствовать речью. А чтобы зайти,  даже в самый  дрянной  бар, я должна свою биографию металлической коробке пересказать. Но больше всего меня заботит, что все сидят отдельно за пластиковой стеной. Каждый, другого, считает заразным. А главное общество продолжает поддерживать эту систему. За 47 лет я должна бы  привыкнуть, но нет. Где толкучка? Где орущие болельщики и хамы? Как я скучаю по вам! Сидишь один в прозрачной коробке посасывая алкоголь в одиночестве, теперь это называют «пьянкой».

Отсутствие старения стирает надежду на свет в конце тоннеля.  Раньше боролись за молодость, а сейчас нас лишили способности угасать под звуки жутких фанфар этого мира, превратив лицо без морщин в наказание. Пускай меня уже убьют, сама я не способна покончить с собой. Не способна и понять эту новую жизнь без болезней.

 

Анна Синица / народный журналист

Перейти к обсуждению

Добавить комментарий